Дединово в период крепостного права: владелец села, помещик Лев Измайлов, воплотивший все доблести, пороки и противоречия своего времени

Последнее обновление: 25 июля 2017 в 1:18


 

В 1762г. по указу Екатерины II село Дединово перешло из разряда дворцовых в частновладельческие, через пожалование генерал-поручику ​Михаилу​ ​Львовичу​ ​Измайлову, и дединовцы узнали, что такое крепостное право.

Михаил Львович Измайлов (1734—1799) — генерал-поручик из рода Измайловых. Сын генерал-поручика Льва Васильевича Измайлова, внук фельдмаршала князя М.М. Голицына. Записан в лейб-гвардии Семеновский полк в 1742 году, ребёнком. Первый офицерский чин получил в 1750 г.; в 1755 г. капитан-поручик; был камер-юнкером при великом князе Петре Феодоровиче, потом камергером при его дворе. Во время Семилетней войны находился (в 1757) волонтёром при австрийской армии; 1 июня 1760 г. произведен в полковники, в 1761 г. участвовал в действиях под Кольбергом. Взойдя на престол, император Петр III произвел 25 февраля 1762 г. своего любимца Измайлова в генерал-майоры и назначил шефом 2-го гренадерского полка; 9 мая он получил аннинскую ленту.

Измайлов был послан Петром III (Федоровичем) с увещевательным письмом к мятежной супруге, но перешел на ее сторону, выпросив у неё себе в собственность село Дединово. Вернувшись, он уговорил императора отречься от престола. В тот же день он получил от Екатерины II орден Александра Невского, в 1768г. стал генерал-лейтенантом, в 1769г. вышел в отставку. Екатерина выполнила своё обещание и отдала Дединово в собственность Измайлову, удалив его с глаз со словами: «Единожды предавший не может оставаться верным».

Лев Измайлов был сиротой и воспитывался дядей Михаилом Львовичем Измайловым, сам он родился в 1764 году в селе Милославском Рязанской губернии, сын полковника Дмитрия Львовича Измайлова от брака с фрейлиной Елизаветой Ивановной урождённой графиней Гендриковой. Биографы Л. Д. Измайлова утверждают, что в детские и юношеские годы у него не было никаких гувернеров и книг, он вел праздную жизнь в родовой деревне, где не знал ни в чем отказа — возможно, поэтому безграничное своеволие стало главной его чертой.

Вот такой воспитатель был у Льва Дмитриевича (однако в некоторых источниках, например, в энциклопедии Брокгауза и Евфрона, утверждается, что Дединово изначально было пожаловано Екатериной II Измайлову, но Петру Ивановичу, сыгравшему эту двусмысленную роль в перевороте 1762 г. и умершему в 1807 году; кое-где говорится, что «Дединово принадлежало крепостнику Михаилу Измайлову, который по бездетности затем продал часть села своему кузену Петру Ивановичу»). Со временем Дединово отошло Льву Дмитриевичу Измайлову по наследству.

Привыкшие к вольной жизни дединовцы пережили страшное потрясение. Вместе с ними крепостными оказались и их жены, многие из которых по происхождению не принадлежали к крестьянству: сватовство зажиточных дединовских мужиков благосклонно принимало окрестное духовенство, мещанство, купечество. После закрепощения такие браки стали крайне редкими и обуславливались чаще всего давними родственными или деловыми связями.

Всего М.Л. Измайлову по ревизии 1782 года в селе Дединово и приселке Клин принадлежало 2724 души мужского пола и 3056 женского — больше, чем население иного уездного городка. Измайлов обложил село оброком и больше здесь не появлялся. Видимо, не было в Дединово и барской усадьбы, поскольку по ревизиям 1782 и 1795 года штата дворовых в селе не значится.

Умер он в 1797 г. Всё своё состояние он завещал племяннику — Льву Дмитриевичу Измайлову, с чьим именем связаны многие мрачные страницы истории села. Лев Дмитриевич был зачислен в Семёновский полк с 7 лет (в 1770г.). Такие примеры добывания военных чинов чуть не в колыбели были тогда очень нередки. Но первый офицерский чин Измайлов получил в 1783 году, когда ему уже было около 20 лет. В 1791 г. из капитанов гвардии был переведён в конные гренадеры подполковником. С 1794 г. — полковник Кинбурнского драгунского полка, потом гусарского.

В войне со Швецией он отличился тем, что увлёк за собой в атаку других офицеров и тем самым способствовал победе в одном из сражений и получил орден св. Георгия IV степени. При всём этом сослуживцы отмечали его свирепый необузданный нрав и нежелание подчиняться какому-либо командованию. Далее он участвовал в подавлении Польских конфедератов (был волонтёром в Польскую войну 1794 г.) и был произведён в генерал-майоры и получил осыпанную бриллиантами табакерку с портретом государя. Впрочем, говорят, что это повышение было протекцией братьев Зубовых, один из которых был фаворитом Екатерины II, с которыми Измайлов был очень дружен. При Павле I Измайлов был в опале, как и его друзья Зубовы, он был отправлен в отставку (в 37 лет).

Уехав в деревню, — а у него было много имений в Тульской и Рязанской губерниях, (он был чрезвычайно богат) Измайлов развернулся вовсю Одна из усадеб им была построена в Дединово. Однако в Дединово он жил нечасто — слишком на виду было это село.

Его любимой усадьбой была Хитровщина в Тульской губернии (сегодня — Кимовский район Тульской области). Вот тут он и развернулся — завёл зверинец и травил зверями, как своих крепостных, так и некоторых дворян. Насильственно собрал себе гарем из трёх десятков крепостных девушек, завёл свору борзых (около восьми сотен) и травил в округе диких зверей, вытаптывая посевы соседей. Измайлов собрал из крепостных небольшое войско, в которое входили его псари и «казаки», которых он набирал в частности и в Дединово. Но дединовцев он не любил за их независимый характер. В усадьбе Хитровщина была создана целая исправительная система Измайлова. Несколько заводов, которые приносили одни убытки, использовались только для того чтобы мучить провинившихся тяжёлыми работами, была создана тюрьма, где на шеи провинившихся крепостных надевались рогатки — обручи с острыми шипами, которые не давали человеку спокойно уснуть. Причём вес этих обручей был различным, в зависимости от провинности. Буквально силой Измайлов отобрал у одного из помещиков его жену и сам нажил с ней двоих детей, пока та не надоела ему, а потом выгнал её на улицу. В одном из флигелей Тульской усадьбы содержался гарем, с которым он иногда наезжал в Москву или на ярмарку в Лебедянь, приводя местных обывателей в шок. Бывали случаи, когда «измайловцы» выбрасывали на улицу обитателей какой-нибудь местной гостиницы и занимали её сами. Правда, после такой выходки на следующий день Измайлов всех выброшенных щедро одаривал, так что они ещё и оставались довольными. Жалобы Павлу I и затем Александру I от крестьян и дворян были тщетными. Откупиться от судей взяткой в 15 тысяч рублей Измайлову ничего не стоило. После чего жалобщики, если это были крестьяне, отправлялись на каторгу или в исправительный дом.

По некоторым данным, Лев Дмитриевич принимал какое-то участие в заговоре против Павла I. Это весьма вероятно, ведь в нём участвовали его приятели братья Зубовы. При Александре I он был опять приближен ко двору, но ненадолго, ибо был совершенно неуправляем. В 1801 г., он снова на службе - генерал-майор, - но в тот же год уволен.

Вернувшись в деревню, он принялся за старое: налетал со своей армией как на свои, так и на чужие деревни и силой забирал у крестьян их дочерей на "барские игрища". Крестьяне сопротивлялись, прокатилась целая серия бунтов против Измайлова, посыпались жалобы, но всё тщетно.

Главной ценностью дединовской общины являлись богатые заливные луга, сено с которых шло на продажу. Уездный врач Н. А. Мансуров писал, что «в Москве всегда больше всего спрос на дединовское сено». Но наследовавший имение племянник владельца Л. Д. Измайлов наложил властную руку на дединовские угодья, сдавая их в аренду и получая большие барыши. А жителям села пришлось искать заработков на стороне. Кто мог, старался выкупиться на волю.

Неприглядные поступки Измайлова в имении Хитровщина скоро стали известны верховной власти. В высочайшем рескрипте Александра I от 23 марта 1801 года на имя тульского губернатора Иванова сказано: "До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов, ведя распутную и всем порокам отверстую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю Вам о справедливости этих слухов разведать без огласки и мне с достоверностью донести...по долгу совести и чести».

Связано это было, скорее всего, с одним омерзительным происшествием. В своем тульском поместье Измайлов устраивал пиры для соседей с выездами на природу и всевозможными увеселениями. Однажды, выехав на игрища с гостями и девками в сельцо Жмурово, генерал неожиданно обнаружил, что «игриц» на всех недостает, и поручил доверенному мужику по кличке Гусек немедленно восполнить недостачу из близлежащей деревни Кашино. Но крестьяне отказались отдавать для разврата жен и дочерей, а посланцев побили и прогнали Тогда разгневанный барин направился в эту деревню с гостями и со своей личной гвардией, «казаками и псарями», для проведения карательной операции, закончившейся несколькими увечьями и смертями крестьян. Двор сопротивлявшегося крестьянина Денисова велел разобрать по окна, солому с крыши сжечь, самого старика Денисова и жену его высечь. Через три месяца старуха скончалась.

Связи у Измайлова были громадные, все местные чиновники перед ним трепетали, а потому дело его расследовалось очень вяло. Тульский суд его оправдал. Император обращался в Рязанский суд с просьбой разобраться с Измайловым, но того опять оправдали.

Но как бы там ни было, в 1802 году генерал Измайлов вдруг покинул Тульскую губернию, перебрался в рязанские поместья и даже на некоторое время утихомирился… В Рязани 1 января 1802 г. он был избран предводителем дворянства.

Двенадцать лет пробыл он в этой должности. Чиновники перед ним трепетали - он и одарит по-царски, и в порошок сотрет. Ничего не стоило этому барину не угодившего ему чиновника высечь, посадить на хлеб и на воду в подвал. Связи его были велики.

Измайлов​ ​не​ ​ладил​ ​с​ ​губернаторами​ ​и​ ​даже​ ​добился​ ​смещения​ ​одного​ ​из​ ​них, ​в Рязани,​ ​-​ ​Д.​ ​С.​ ​Шишкова,​ ​брата​ ​адмирала​ ​и​ ​госсекретаря. Поссорившись с ним, говорят, Измайлов поехал в Петербург. Вскорости губернатор был снят с должности.

Он жил в Рязани и в своих рязанских деревнях, по зимам в Москве. По большому состоянию, связям со знатью и по свойствам широкого, разгульного характера он имел влияние на дворян, которые толпами сопровождали его на карточную игру, охоту и "игрища". Распущенный буян, он любил дерзкое, грубое и фальшивое молодечество. В 1806 г., в должности рязанского губернского предводителя дворянства, формировал милицию.

Накануне войны с Наполеоном, ещё той, 1807 года (русско-прусско-французской войны), в Москве стали формировать ополчение, и для участия в этом деле в город съехались многие тогдашние богатые и влиятельные люди. Этот съезд богачей взвинтил цены, оживил светскую жизнь Москвы и породил большую карточную игру. В иных московских домах играли каждый день, и случалось, на зелёное сукно швырялись целые состояния. Большая игра шла в доме у князя У*** — банк держал хозяин дома с несколькими товарищами. В один из вечеров, когда метал сам князь, он, в очередной раз стасовав колоду, предложил делать ставки и, приметив, что один из гостей задремал, сидя на стуле в сторонке от игроков, столпившихся у игорного стола, окликнул его:

— Лев Дмитриевич, а вы желаете ли поставить карты?

Поделиться в соц. сетях

0
   
   

Дединово — история и современность

Меню фотораздела