Зарождение российского военного флота

Последнее обновление: 28 июля 2017 в 11:36


 

Село Дединово вошло в историю в качестве первой государственной верфи, где начали строить морские суда, а также как Родина российского флота и флага.

Сведения о дединовских плотниках, принимавших участие в строительстве Донской и Днепровской флотилий во многих городах центральной России, в том числе Ельце, Ливнах, Трубчевске, Брянске, дошли до наших дней. Поэтому не случайно московскими властями впоследствие для создания первого единого судостроительного центра было выбрано именно село Дединово, которое должно было обеспечить верфь квалифицированными кадрами.

Обычно создание регулярного российского военно-морского флота связывается с именем Петра Первого, поскольку именно Петр, с помощью приглашенных иностранных (преимущественно, голландских) специалистов, начал строительство Балтийского флота. Однако первые корабли, созданные по европейскому образцу, появились в России значительно раньше восхождения на престол Петра Первого. И это — если не вспоминать о традиционных старорусских флотилиях, которые ходили в военно-морские походы еще на заре истории русской государственности. Наиболее развито судостроение было в Новгородской земле. В северных морях строились небольшие суда — кочмары, осиновки, карбасы, на которых поморские купцы осваивали Мурманский край. Для более длительных морских походов было создано судно типа «коч». Это было однопалубное плоскодонное парусное судно длиной от 16 до 24 метров и шириной от 5 до 8 метров, с мачтой и прямым парусом, который шили из кож. Однако самым большим морским судном, использовавшимся поморскими мореплавателями, была морская ладья. Трехмачтовая ладья могла перевозить груз до 200 тонн и даже немного превосходила по водоизмещению знаменитую «Санта-Марию» — корабль Христофора Колумба, на котором прославленный путешественник открыл Вест-Индию. Однако, несмотря на очевидные успехи поморов в кораблестроении, конкурировать с европейскими морскими державами они не могли. Регулярный военно-морской флот у русских княжеств также отсутствовал, что было вызвано и отсутствием выхода к теплым морям — Черному и даже Балтийскому. Но, по мере освобождения от татаро-монгольского ига, преодоления феодальной раздробленности Руси и формирования централизованного российского государства под властью царя, росла и потребность молодого государства в укреплении внешних экономических связей с другими странами Европы и Азии, в том числе – и в развитии морского сообщения, что само по себе создавало необходимость строительства не только торгового, но и военного флота.

В 1634г. ко дворцу царя Михаила Федоровича Романова прибыло голштинское посольство. Герцог Гольштейна Фридрих III собирался развивать торговлю с Персией, а ближайший путь мог лежать только через Россию. Поэтому монарх Гольштейна собирался договориться с русским царем о транзите через российскую территорию голштинских торговых экспедиций. Также в задачи голштинского посольства входило заключение договора о постройке на Волге десяти кораблей, на которых голштинские купцы могли бы возить товары в Персию. Русские власти восприняли идею голштинского герцога позитивно, поскольку рассчитывали заимствовать у иностранных мастеров технологию судостроения.

''Фредерик'' у берегов Нижнего Новгорода. Фото с сайта ru-history.com

»Фредерик» у берегов Нижнего Новгорода. Фото с сайта ru-history.com

По просьбе герцогства посольство получило разрешение русского царя на постройку десяти транспортных судов и на плавание по Волге и Каспийскому морю в Персию (Иран) для закупки шелка. Шесть голштинских специалистов с помощью нанятых русских плотников приступили к работе на верфи Нижнего Новгорода. К июню 1636 года первый корабль «Фредерик», названный так в честь герцога Фридриха III, был спущен на воду. По типу судна это была 3-мачтовая парусная плоскодонная галера с несколькими пушками. В тихую погоду судно могло передвигаться при помощи двенадцати пар больших галерных весел. На корабле также было установлено 6 пушек.

30 июля 1636 года это плоскодонное судно без киля (все секреты кораблестроения голштинцы решили русским не выдавать) было спущено на. При выходе в плавание на нем находилось 15 офицеров, 27 матросов и 78 членов посольства. Миссия отбыла вниз по Волге, направляясь в Персию (по данным известного немецкого путешественника Адама Олеария, в путь на «Фредерике» отправилось 126 человек). Решение о постройке остальных 9 кораблей зависело от исхода этого плавания.

Появление на Волге и Каспии "Фредерика" вызвало огромную сенсацию, но 27 октября 1636 года «Фредерик» вышел в Каспийское море, а 12 ноября попал в шторм вблизи города Дербента. В результате трехдневного шторма корабль был полностью изувечен: он потерял все три свои мачты, вследствие чего было решено посадить его на мель, дабы спасти груз и команду. Позже «Фредерик» был вытащен на берег и разворован местными жителями.
Постройка остальных транспортных судов не состоялась.

Царь Алексей Михайлович. Фото с сайта ansya.ru

Царь Алексей Михайлович. Фото с сайта ansya.ru

При царе Алексее Михайловиче (отце Петра Первого) в 1667 г. в селе Дединово была основана кораблестроительная верфь и начали строить первые большие военные корабли для Каспийского моря: царь Алексей Михайлович повелел «для посылок из Астрахани на Хвалынское море делать корабли в Коломенском уезде в селе Дединове». В те времена выход к морю у России был только к одному морю, Каспийскому.

Но история дединовской верфи начиналась далеко от Дединова и задолго до 1667 года. Проживавший в Москве голландский купец И.И. фан Сведен ещё в феврале 1660 года получил от московских властей поручение подобрать из своих соотечественников опытных корабельных мастеров и моряков для строительства и обслуживания морских кораблей в России. Для того времени решения о привлечении иностранных специалистов являлись вполне естественными, поскольку к этому времени многие врачи, офицеры, инженеры, купцы заводчики из Европы уже давно обосновались в России и помогали здесь строить современные мануфактуры, создавать полки «нового строя», прокладывать дороги (тот же фан Сведен являлся основателем русской почты). В 1652 году в Москве, за Яузой, для таких переселенцев была основана так называемая Немецкая слобода, скоро превратившаяся в благоустроенный городок с аккуратными, ухоженными домиками – уголок Европы в русской столице.

Фан Сведен во время своей поездки в Амстердам подобрал там на русскую службу 10 человек. Однако 6 из них, подписав договор и получив деньги, сбежали, и только 4 приехали со Сведеном в Москву и в 1667 году. Ещё один, Давыд Бутлер, названный племянником Свена, остался в Амстердаме для найма остальных мастеров и экипажа.

Возможно, само строительство планировали начать несколько позднее, но последовавшее обращение компании армянских купцов, подданных Персии, ускорило начало работ.

В 1666 году представитель компании Григорий Лусиков испрашивал у царя Алексея Михайловича дозволение возить через Россию шёлк и другие товары для продажи в Европе через Каспий и Волгу. После длительного рассмотрения дел грамотой 31 мая 1667 года такое право компании было предоставлено. При этом Россия принимала на себя обязательства по охране торговых перевозок, для чего и было решено срочно приступить к строительству кораблей по европейскому образцу.

Вместе с тем, видимо, такое решение московских властей оказалось несколько неожиданным для фан Сведена, и 19 июня, в день издания царского указа о начале строительства кораблей в Дединово, он сумел представить подписанные поручные записи только на четверых человек: корабельщика (шкипера) Ламберта Гельта, который, кажется, являлся ведущим специалистом, корабельного мастера Виллема Барентца, корабельного плотника Дирка Питерса, мастера по навигационным приборам Антона Мюнстра. Поскольку остальные специалисты находились в Голландии, ван Сведен привлёк к строительству проживавшего с 1648 года в России полковника Корнилиуса фан Буковена, а уже сам Буковен позднее предложил в качестве своего помощника полуполковника Якова Старка и пять «работных людей» - голландцев, проживавших к этому времени в Москве: капитана Индрик фан Елмана, лекаря Миколай Шака, корабельного дозорщика Рингальта Велмина, толмачей (переводчиков) Якова Шкрама и Христофера Каспера.

Афанасий Ордин-Нащокин. Фото с сайта ru-history.com.

Афанасий Ордин-Нащокин. Фото с сайта ru-history.com.

Возглавил предприятие один из самых просвещенных и инициативных царских сподвижников - боярин А. Л. Ордин-Нащокин, глава Посольского приказа, то есть тогдашний министр иностранных дел. Надзирать за работами отправили думного дьяка Я. Л. Полуектова. С ним в Дединово явилась артель голландских корабельщиков. Общее число привлечённых к строительству в сентябре достигло 12 человек (без Бутлера, всё ещё находящегося в Голландии).
Фан Сведен уже во время поездки в Голландию занимался закупкой необходимых инструментов, по возвращению в Москву он сообщил и данные о том, какой будет первый корабль. «А корабль бывает длиною одиннадцать сажень с полусаженью (24,9 м.), а поперёк три сажени государственные, печатные (6,4 м.)». Полные же чертежи, правда, почти уже построенного к тому времени корабля, привёз в Москву осенью 1668 года Д.Бутлер. Летом же 1667 года строительство корабля началось без этих чертежей и самого Бутлера. Ведущую роль продолжал играть фан Сведен, который осуществлял общее руководство работами с голландской стороны и который составил роспись необходимых для начала работ дополнительных инструментов «опричь того, что ныне куплено за морем», росписи необходимых материалов и рабочих.
15 июля последовал царский указ о посылке Буковена «с товарищи» в Вяземский и Коломенский уезды «для осмотра всякого леса на судовое дело». Вместе с ними для облегчения поиска выехал подъячий Савин Яковлев.

Искали сосны в окружении елей, так как зажатые со всех сторон более мелкие деревья тянутся вверх и потому не имеют сучьев, что делает их особенно прочными. Требовались деревья высотой от комля до первых сырых сучьев не менее 10 метров и с диаметром ствола не менее полуметра на 5-метровой высоте. Поскольку строительство предполагалось провести по возможности в сжатые сроки, особое внимание обращалось на отыскание уже заготовленных, выдержанных пильных досок и брусьев, которые предписывалось покупать по вольной цени с одной лишь оговоркой – «ценить в правду».
Лес для постройки корабля рубили под Коломной, доски нашли в Дмитровской дворцовой волости, и большую часть в Дединово (отписали у местных крестьян), брусья в Калуге, а железо, «самое доброе к корабельному делу», привезли с тульских и каширских металлургических заводов. В Пушкарский приказ направили требование послать пригодные для корабельного дела пушки. А.Л. Ордин-Нащокину предписывалось приискать необходимое число плотников и кузнецов из крестьян дворцовых сёл, а также отвести дворы под постой иностранцев в Дединово.

Поделиться в соц. сетях

0
   
   

Дединово — история и современность

Меню фотораздела